МГИМО в лицах: Роман Райнхардт

05 ноября

Сегодняшний герой рубрики #мгимовлицах – один из самых молодых и самых любимых преподавателей кафедры дипломатии – Роман Райнхардт. Его цитаты собирают больше всего лайков в группах, а его истории о работе дипломатов можно слушать вечно. Роман Отмарович рассказал об учебе в МГИМО, любви студентов и фанфиках. 

 

На семинарах вы упоминали, что русский – не ваш первый язык. Это была шутка? И расскажите, пожалуйста, о вашем детстве. 

Вы знаете, как говорят, в каждой шутке есть доля шутки. На самом деле, это со школьной скамьи. Не уверен, как ударение ставить или насчет какого-то правила – всегда учительницу предупреждаю, что русский язык не родной. Но учителя у меня были строгие, их такие сентенции не особо убеждали. За это, впрочем, сердечно благодарен им – ЕГЭ сдал на «отлично». А студенты вот верят. В русском языке есть понятие «родной язык», во многих же других языках – «язык матери» – mother tongue. У меня, стало быть, mother tongue – это русский, а father tongue – немецкий. А детство как детство: деревянные игрушки, мультики без перевода. Да еще и в озвучке Володарского… уже не застали, наверное, такого? Большую часть этого периода провел в России, меньшую – в Германии. Окончил лицей научно-инженерного профиля с физмат уклоном. А потом поступил в МГИМО. 

 

А родились вы в России? 

Родился в России. Точнее, в стране, которой уже нет – СССР, и в городе, которого уже нет: раньше он назывался Калининград Московской области, нас поэтому часто путали с бывшим Кенигсбергом. Сейчас он называется Королев, а в 2001 году получил статус наукограда. 

 

Кем вы хотели стать в детстве? 

Кем только не хотел, как и большинство детей. Главным образом меня в детстве интересовали две вещи: космос и политика. Космос – понятно, так как космическая столица, да и большая часть семьи – инженеры, которые работали на градообразующем предприятии. А что касается политики – про нее я смотрел по телевизору, мне было очень интересно. И все эти передачи были на русском языке, перевод не требовался! Без озвучки Володарского. Я долго думал, кем же мне стать сначала: космонавтом или президентом. Если бы я стал президентом, то можно было бы «страну поднять», а потом уже спокойно выходить на орбиту. Или наоборот: сперва слетать, а затем использовать это в избирательной кампании. До сих пор не решил, как лучше. 

 

Но в итоге в 2008 году вы пошли в МГИМО на факультет МЭО. Почему? 

Вещих снов не было, ангелы не являлись, русалки телами буревестников не выкладывали на пляже буквы «МЭО»… Просто мне в какой-то момент стали интересы международные отношения, в частности, международные экономические отношения. Тогда не хотел делать резкого перехода из точных наук в гуманитарные. Возможно, если бы я сейчас делал выбор, то сразу пошел бы на МО. Однако сейчас я ни о чем не жалею, МЭО дал мне отличное фундаментальное образование, и основная моя специальность – экономист-международник. 

 

То есть перед поступлением в МГИМО вы не хотели работать дипломатом? 

Знаете, я в детстве вообще не знал, что такое дипломат, что такое МИД. Говорю же: космос-политика. В итоге все определила среда. 

 

Какое у вас самое яркое воспоминание студенчества? 

Я для себя не могу выделить какого-то одного яркого воспоминания. Весь период учебы – это одна яркая, светлая полоса – я ее называю МГИМОлодость. Мне в этом смысле очень повезло, я благодарен судьбе, что это со мной было и, раз я здесь, отчасти продолжается до сих пор. У меня были замечательные одногруппники, с некоторыми из которых я и сейчас поддерживаю теплые, добрые, дружеские отношения. Были прекрасные преподаватели, с которыми мы работали и общались и за пределами аудитории, от чего я духовно, внутренне обогащался. Что касается предметов, то какие-то были более интересные, какие-то – менее. Самые любимые – это, наверное, языки. Мы были одной из последних групп, у которых было два первых языка: французский и английский – сейчас это на МЭО, насколько мне известно, уже не практикуется. История экономических учений, микро-, макроэкономика мне тоже очень нравились, но одна из самых запомнившихся дисциплин – курс по выбору «Посольский семинар», который вел профессор, ныне мой коллега, Е.М. Астахов. Это было в некотором роде откровение: я открыл для себя мир дипломатии, за что очень признателен Евгению Михайловичу. 

 

Именно после этого вы пошли в магистратуру, в перспективе рассматривая работу в МИДе? 

В МИДе или нет, но, по крайней мере, в сфере международных отношений: как политических, так и экономических. Я для себя рассматривал всю эту область. В нашей среде люди только с бакалаврским дипломом пока что не очень востребованы. Система «бакалавриат»-«магистратура», полагаю, оправдана, потому что при необходимости позволяет скорректировать профессиональную траекторию студента. Многие мои студенты после бакалавриата МО идут на экономическую магистратуру, и наоборот. Я всем нашим студентам рекомендую идти в магистратуру. 

 

У вас было два языка в МГИМО, и немецкий вы знаете с детства. А итальянский язык? Это ведь еще и сфера ваших научных интересов. 

Итальянский я изучал в МГИМО, но «вне аудитории». Вышло так, что установились рабочие контакты с итальянцами и я понял, что со знанием языка будет эффективнее работать. Не сказать, что было легко, особенно при том, что языки – французский и итальянский – близкие. Появляются «ложные друзья переводчика» и так далее. Но, к счастью, все удалось, за что я глубоко благодарен Татьяне Владимировне Зоновой, моему научному руководителю, выдающемуся специалисту в области не только исследований дипломатии, но и италоведения. 

 

Еще немного о научных интересах. Помимо исследований в области международных отношений, у вас есть работа о фанфике по «Евгению Онегину». Что вас натолкнуло на это? 

Выражаясь языком классика и автора канона, этот текст – «небрежный плод моих забав». Мне стало интересно, я совершено случайно увидел этот фанфик, как потом выяснилось, знакомая моего студента его написала. Решил проанализировать и поделиться своими размышлениями на этот счет. Коль скоро есть такое веяние современной литературы, то почему бы и нет: я открыт всему новому. Была еще работа по кинематографу, про образ студента МГИМО в нем. Такие мои слабости, я не в силах им сопротивляться. 

 

Как можете прокомментировать свои публикации на портале «Русской народной линии», а именно работы, связанные с православием, с религией? 

Это было в студенческие годы, меня попросили написать несколько материалов. Не знаю, стал бы я сейчас это писать, но на тот момент мне это казалось допустимым. А к религии я положительно отношусь, сам человек верующий, православный, однако претендовать на уровень дискуссии с учеными-богословами не считаю возможным. 

 

Все студенты вас очень любят. Как думаете, почему? 

Приятно слышать такие слова, однако, полагаю, об этом лучше спросить у студентов. Мне нравится моя профессия, мое ремесло. Есть понятие «человеколюбие», а есть его подвид – «студентолюбие» – без этого тяжело работать. Когда взаимно – тем более приятно и эффективно получается. Всегда есть студенты, которым предмет интересен, а есть те, которым изначально не очень, особенно если он непрофильный. Например, «Государственный и деловой протокол» – для многих просто строчка в расписании. Но я пытаюсь зажечь этот интерес во всех. Иногда удается. 


Вы постоянно рассказываете байки из дипломатической практики. Откуда вы их узнаете? 

Это не совсем байки – это истории, иллюстрирующие теоретические положения. Иногда я ссылаюсь на опыт своих однокурсников и друзей, многие из которых работают в МИДе. Сначала это были в основном рассказы старших товарищей, но сейчас копилка пополняется историями уже моих собственных выпускников, трудящихся в ЦА и РЗУ. 


Что вы пожелаете студентам МГИМО? 

Пожелание – отличное слово! Обычно просят совета, и в таких случаях мой коллега говорит: «Вам нужен совет или консультация?» Вам что нужно? 


Допустим, консультация… 

Консультация – только платно! Совет – бесплатно. А совет такой: запишитесь на консультацию! А если серьезно: желаю, чтобы студенты наслаждались своей МГИМОлодостью. Не бойтесь делать ошибки. Живите полноценной, насыщенной студенческой жизнью. Зацикливаться на одной учебе нельзя. В практическом плане: удачи на предстоящей сессии. Пользуясь случаем, поздравляю факультет МО с семидесятипятилетним юбилеем! 


БЛИЦ 

Трешка или столовая МП? 

Столовая МП. Привычка. Когда я был на первом-втором курсе, это была трешка, а потом как-то так повелось, что стал обедать в МП. 

Научная стезя или дипломатическая стезя? 

И то, и то. Они неразрывно связаны. 

В чем измеряется расстояние от центра до конференца? 

В том, сколько ты по пути встретишь знакомых, однокурсников, коллег, студентов. 

Любимая книга на русском и английском языках? 

«Евгений Онегин» и «Гарри Поттер» - это все уходит корнями в детство. Правда, читал «Гарри Поттера» на немецком языке. Его, конечно, нельзя сравнивать, скажем, с «Божественной комедией», которую я тоже очень люблю, но теплые детские воспоминания заставляют иногда перелистывать. 

Как вы видите Россию и себя через 10 лет? 

Это вопрос скорее к вам. Россия будет такой, какой сделаете ее вы – новое поколение, через 10 лет вы уже будете работать. 

Закончите фразу: «Чтоб подняться до Лаврова…» 

Надо подняться на 7 этаж МИДа, где находится его кабинет. 

Оказавшись перед Лавровым, что вы ему скажете? 

Сергей Викторович, принимайте на работу тех, кого мы постарались научить ремеслу, чьим голосам помогли пробиться, кого заставили задуматься о главном. Надеюсь, нам это в какой-то степени удалось сделать. 


Михаил Кан, 1МО 

Пресс-служба Студенческого союза

Назад к событиям
Фотографии с мероприятия
    Остальные фото событий

    Товары магазина

    Записей не найдено.

    Остальные товары
    Вконтакте
    FaceBook
    Instagram
    Twitter

    Общественная приемная

    Тема

    Структура Студсоюза

    Наши мероприятия

    Поступление

    Инфраструктура

    Общежития

    Социальные выплаты

    Волонтерство

    Фирменная продукция

    Отправить